Мемуары Д. И. Ульянова как претекст «Защиты Лужина»: страница 4 из 13

Опубликовано: 
26 июня 2010

Но, в свою очередь, большинству первых читателей романа было также известно, что «Валентинов» (точнее: «Г. Валентинов») – один из наиболее известных партийных псевдонимов Георгия Валентиновича Плеханова (1856 – 1918) марксистского периода его жизнедеятельности [1]. В художественное задание Набокова при работе над ЗЛ безусловно входило напоминание и об этом партийце. Напомним характеристику Валентинова в романе: «Человек несомненно талантливый, как определяли его те, кто собирался тут же сказать о нем что-нибудь скверное; чудак, на все руки мастер, незаменимый человек при устройстве любительского спектакля, инженер, превосходный математик, любитель шахмат и шашек, “амюзантнейший господин”, как он сам рекомендовал себя. У него были чудесные карие глаза и чрезвычайно привлекательная манера смеяться. Он носил на указательном пальце перстень с адамовой головой и давал понять, что у него были в жизни дуэли. Одно время он преподавал гимнастику в школе, где учился маленький Лужин, и большое впечатление производило на учеников и учителей то, что за ним приезжает таинственная дама на лимузине. Он изобрел походя удивительную металлическую мостовую, которая была испробована в Петербурге, на Невском, близ Казанского собора. Он же сочинил несколько остроумных шахматных задач и был первым экспонентом так называемой “русской” темы. Ему было двадцать восемь лет в год объявления войны, и никакой болезнью он не страдал. Анемическе слово “дезертир” как-то не подходило к этому веселому, крепкому, ловкому человеку, – другого слова, однако, не подберешь. Чем он занимался за границей во время войны – так и осталось неизвестным» (350 – 351). Здесь что ни слово – то намек на какое-либо событие из партийно-революционного прошлого Плеханова. Прежде всего обратим внимание на упоминание Казанского собора [2]. Оно отсылает осведомленного читателя к так называемой «Казанской демонстрации 6 декабря 1876 г.», которая «явилась первым крупным плодом сближения народников из “Земли и воли” с петербургским пролетариатом.

<...> Г. В. Плеханов не только принял самое активное участие в подготовке Казанской демонстрации, но и стал настоящим ее героем. Этот день был его первым “звездным часом”, ознаменовавшим начало более чем сорокалетнего <...> служения пролетарскому делу. Не случайно юбилейная для Плеханова декабрьская дата торжественно отмечалась в русских социал-демократических кругах в 1901, 1911 и 1916 годах» [3].

 

В свою очередь, фраза о Валентинове как о первом «экспоненте» «так называемой “русской” темы» отсылает к роли, сыгранной Плехановым в отечественной истории: как известно, он был первым и наиболее значительным пропагандистом, теоретиком и интерпретатором марксизма в России, одним из основателей российской социал-демократии [4], крупнейшим деятелем международного социалистического движения [5]. Соответственно упоминание о валентиновском перстне с черепом служит аллюзией на тот факт, что «Впервые в России <именно> П<леханов> выдвинул задачу создания рабочей партии и идею диктатуры пролетариата (“Социализм и политическая борьба”)» [6], призванных, по Марксу, стать «могильщиками» прежних эксплуататорских классов [7].

 


[1] См., напр.: Кузнецов М. И. Плеханов... // Советская историческая энциклопедия. М., 1968. Т. 11. Стб. 213.

[2] В этой связи см. примечания О. В. Сконечной к приведенным местам романа: 711.

[3] Тютюкин С. В. Георгий Валентинович Плеханов // Россия на рубеже веков: Истор. портреты. М., 1991. С. 242. См. там же далее: «Стоит отметить, что и сама площадь перед Казанским собором в 1923 году была названа именем Плеханова и носила его до конца Великой Отечественной войны. В том же 1923 году в честь Георгия Валентиновича были названы одна из прилегающих к собору улиц и мост, а через год на площади был поставлен первый временный памятник великому революционеру (вскоре он был демонтирован и затем в новом варианте установлен перед зданием Ленинградского технологического института).

События, связанные с Казанской демонстрацией, подробно описаны Г. В. Плехановым в воспоминаниях “Русский рабочий в революционном движении” <…> Казанская демонстрация и речь Плеханова получили большой общественный резонанс. Текст речи распространялся в виде революционных прокламаций, а также был опубликован <…> в издававшемся за рубежом журнале “Вперед”. <…> Значение Казанской демонстрации состояло не только в том, что это была первая революционная демонстрация в России, но и в том, что народники впервые попытались здесь перейти от узкой кружковой пропаганды к революционной агитации в более широких слоях рабочих. И знаменательно, что эта попытка была связана с именем Плеханова. <…> Участие в Казанской демонстрации круто изменило жизнь Плеханова. Ему пришлось перейти на нелегальное положение и <…> выехать за границу» (Там же. С. 243 – 244).

[4] Ср.: «П<леханов> был первым рус<cким> марксистом, видным теоретиком, блестящим популяризатором и смелым защитником научного социализма. <...> П<леханов> стремился творчески применить осн<овные> положения марксизма к росс<ийской> действительности. Осенью 1883 он опубл<иковал> книгу “Социализм и политическая борьба” <...> Первым в России П<леханов> рассмотрел вопросы о характере предстоящей в России революции, об историч<еской> миссии пролетариата в рус<cком> революц<ионном> движении, выдвинул перед рус<скими> революционерами задачу образования рабочей социалистич<еской> партии. <…> В 1884 – 88 П<леханов> опубликовал <…> два проекта программы рус<ской> с<оциал>-д<емократии>» (Кузнецов М. И.Плеханов… Стб. 213 – 214).

[5] В этой связи см. суждение современного историка: «Можно услышать и мнение о том, что Плеханов был слишком “послушным” учеником Маркса, безоговорочно принявшим для России ту схему общественного развития, которая отражала реалии Западной Европы. Наверное, во всем этом есть доля истины, как и в суждении о том, что Плеханову при всем его могучем интеллекте все же не хватало того орлиного полета, который был характерен для мысли Маркса» (Тютюкин С. В. Георгий Валентинович Плеханов. С. 280).

[6] Кузнецов М. И.Плеханов… Стб. 218.

[7] Ср. у современного исследователя: «В октябре 1883 года вышла <...> брошюра Плеханова “Социализм и политическая борьба”, отпечатанная <...> группой “Освобождение труда” в Женеве <...> Эпиграфом к своей работе Плеханов взял слова из “Коммунистического манифеста” Маркса и Энгельса: “Всякая классовая борьба есть борьба политическая” <...> Принципиально важное значение имел тот факт, что уже в первой крупной марксистской работе Плеханова было четко сформулировано кардинальное положение научного социализма о диктатуре пролетариата, задачей которой, по мысли автора, являлось бы не только разрушение политического господства эксплуататорских классов, но также устранение анархии производства и “сознательная организация всех функций социально-политической жизни”. В конце концов, писал Плеханов, достигший политического господства революционный класс только тогда сможет сохранить за собой это господство и будет в относительной безопасности от ударов реакции, когда он направит против нее могучее орудие государственной власти» (Тютюкин С.В.Указ. соч. С. 267 – 268). В этой связи см. здесь же: «Общественный резонанс, который вызвала первая крупная марксистская работа Плеханова, был огромен. <...> В России брошюра “Социализм и политическая борьба” вызвала бурные споры, но все сходились на том, что она произвела сильное впечатление. <...> Хорошо известно, какую высокую оценку “Социализму и политической борьбе” дал Ленин, назвавший ее первым “символом веры” русского социал-демократизма» (Там же. С. 270).

Страницы