Последний посетитель. Действие второе: страница 2 из 3

Опубликовано: 
7 января 2011

В е р а (Твердо). Я хочу быть до конца. (Косит ненавидящим взглядом на Ермакова, выпрямляется)

К а з м и н (Помощнику). Отойди сюда!

П о с е т и т е л ь (Твердо). Вера, выйди в предбанник!

В е р а (С мольбой). Прошу тебя... (Но, видя, что он неумолим, выходит)

Пауза.

К а з м и н. Мы орали, а она молчала... В ней накапливалось...

П о с е т и т е л ь. В ней накапливалось все эти годы. Как вы думаете, легко жить с любимым человеком, который сломан и разваливается на глазах? Он детдомовский. Но слабый. Она была ему как мать. Она его выучила, довела до газеты... И вдруг – сломан.

Е р м а к о в. У вас пещерные представления об этой проблеме. Причин для алкоголизма нет!

П о с е т и т е л ь (Решительно перебивая). А я думаю, есть... Например, крушение веры. Пустота.

К а з м и н. Подождите, тише! Я не могу ничего, когда вместо слов в воздухе летают гири! Ну что вы кричите... Вы же ходатай, а не глашатай. Вы же пришли сюда в интересах Грановича? Его жены? Да? Она его жена?

П о с е т и т е л ь (Успокаиваясь). Пока еще жена.

К а з м и н. Вы вхожи в их дом?

П о с е т и т е л ь. Это не дом, это руины.

К а з м и н. Вот давайте об этом. На время отложим в сторону прошлое. (Заметив, что Посетитель хочет возразить) Хорошо, хорошо, только на время. Я готов вернуться и ответить вам по существу.

П о с е т и т е л ь. Запомните эти слова.

К а з м и н. Я запомнил.

П о с е т и т е л ь. Не забудете?

К а з м и н. Не забуду. Значит, что мы можем сделать?

Е р м а к о в. Он алкоголик или пьяница?

П о с е т и т е л ь. Я плохо понимаю разницу.

Е р м а к о в. Давайте положим его. Дадим лучшего нарколога. Тоже мне проблема! Я свяжусь с республиканской... Нет, лучше возьмем маленькую лечебницу, где-нибудь в курортной зоне, чтобы был садик, парк... Андрей Андреевич, скажем, четвертую, а? Это маленький рай. Значит, идем дальше. Вот я, вот вы. Вот я вам обещаю: что у них с жильем? Что за руины? Дом на снос? Или нужен ремонт?

П о с е т и т е л ь. Я говорю о руинах вот здесь. (Бросает ладонь на грудь) Это оцепенение...

Е р м а к о в. Ну вот, когда все наладится, уйдет и это. Сначала надо восстановить рефлексы, нужен лечебный курс, нужна трудотерапия, нужен коллектив...

П о с е т и т е л ь. Никакой курс не даст ничего, если человек не обопрется на нечто твердое в себе.

К а з м и н. Вот он придет, и давайте с ним говорить.

П о с е т и т е л ь. Можете мне поверить, я говорил с ним долго и тяжело.

К а з м и н. Вы не нарколог, вы не медик. Вы безоружны. Придет специалист, устранит причину, и дело пойдет...

П о с е т и т е л ь. Вы видите причину в алкоголе. Я в нем вижу следствие. (Твердо) Причина – в руинах, оставленных вами. Я хочу вернуть ему веру. Я должен ему сказать: вот посмотри, справедливость восторжествовала, нужно только бороться!

Е р м а к о в (Взмахнув руками). Приехали! Ну точно: лошадь по кругу. Вам предлагают реальные вещи! Ну, давайте я ему еще путевку пробью. Сделаю парную. Пусть поедут вдвоем. На юг... На два срока!

К а з м и н. Подожди.

Пауза. Профессор медленно подходит к Посетителю.

К а з м и н. Ну, хотите... я извинюсь перед ним?

Пауза.

П о с е т и т е л ь. За что?

Пауза. Профессор долго смотрит на него ненавидящим взглядом.

К а з м и н. Дожимаете ситуацию?

П о с е т и т е л ь. Подвожу итог.

К а з м и н. Я спрашиваю: хотите?

Пауза.

П о с е т и т е л ь. Хочу. (Пауза) Но не словом, а делом. Вы должны уйти.

К а з м и н (Хватая Посетителя за отвороты плаща и притягивая к себе). Ммммм... (Не находит слов)

Е р м а к о в (Бросается разнимать). Андрей Андреевич! Вы что! Вы что! (Посетителю) Только попробуй! Андрей Андреевич! Успокойтесь! (Отрывает профессора) В самом деле...

К а з м и н (Освобождаясь от Ермакова). Пусти! (Приводит себя в порядок, идет в угол, где сидела Вера. Постукивает башмаком, выбивая какой-то ритм. Резко встает, открывает дверь в предбанник) Вера! Идите сюда, а то я его прибью, вашего делегата. (Снова садится в угол)

В дверях появляется Вера.

Е р м а к о в (Направляясь к ней, но тормозя во избежание реакции). Действительно, Вера, идите сюда. Почему, собственно, мы должны говорить с ним, когда есть вы? Вера, вот замминистра предлагает лучшую лечебницу, опытнейшего нарколога. Курс с гарантией. Мы возвращаем к полезной жизни тысячи людей. У нас есть для этого все. Хотите путевку на юг? Поедете вдвоем. Если с жильем – попробуем помочь. (Сохраняет дистанцию) Это простые полезные вещи. Это можно решить сейчас, в этом кабинете. Но с ним же говорить невозможно! Он еще не все раскопал! (Посетителю) Не получится! На сей раз не получится. (Вере) И если дойдет до скандала, мы уже не сможем вам помочь. Ну, скажите что-нибудь!

Пауза.

Вы думаете, он о Грановиче печется? Да ему наплевать на Грановича. Он облизывает себя. Он сам себе важен. Это такой профессиональный азарт, он охотник. Он дичь отстреливает. (Пытается приблизиться, но тщетно) Ну, вы подумайте! Профессор ему говорит: хотите, я извинюсь перед Грановичем? А он не хочет! Ему мало! Он жаждет крови! (Посетителю) Не будет крови! Будет звонок куда надо и будет порядок. (Вере) Я вам предлагаю дело. Вас это устроит?

Пауза.

Сейчас придет ваш Гранович. Мы теряем время, Вера.

Он придет – нам нечего будет сказать. Нужно выбрать: реальные вещи или миф, бред! (Посетителю) Да, бред! Чтоб вы знали: мы никуда не уйдем, несмотря ни на какие угрозы. (Вере) Вам что в конечном счете важно? Его блеф? Или судьба мужа?

Пауза.

(Профессору) Я вырубаюсь. (Вне себя вышагивает по паркету)

В е р а (Не выдерживая). Позвоните в газету...

Посетитель резко поворачивает к ней голову. Смотрит с удивлением.

Е р м а к о в. Не понял?

В е р а (Просительно, Казмину). Пожалуйста, позвоните в газету...

К а з м и н. В какую газету?

В е р а. В которой он начинал тогда. Там сейчас есть одно место... Я была... Я ходила за Пашу... Я обещала, что он будет... Они бы взяли... Но этот случай пять лет назад... (Боясь, что Посетитель оборвет) Позвоните! Скажите им, что он был трезвый... Что это была... Я не знаю... Только один звонок. Что неправда. Ну что вам стоит, доктор!

К а з м и н. Значит, в этом все дело? (Смотрит на Посетителя, потом на Веру) Все затевалось из-за этого?

Е р м а к о в (Пожимая плечами). Можно позвонить. Сказать, что не так поняли... Кто там что помнит! За это время кот дохнет! (Вере) И все? (Посетителю) И все?

В е р а (Замечая, что Посетитель неотрывно и грустно смотрит на нее, бросается к нему). Прости меня, прости! Я устала! У меня больше нет сил... Смотреть на этот... распад... (Хватает его за рукав, чуть ли не падает на колени) Прости, если можешь! Прости!

П о с е т и т е л ь (Приходя в себя, поднимает и обнимает ее) Ну что ты! Встань! Ну все, все, встань! Можно понять... Я понимаю... Нашли, чем женщину достать! Ладно. Ну хорошо, пусть звонят. Черт с ними. Пусть отмажутся одним звонком. Пусть позвонят.

Е р м а к о в. Завтра же позвоним.

П о с е т и т е л ь (Усаживая Веру). Позвоните. Скажите, что Гранович был тогда трезв, как Биг Бен.

Е р м а к о в. Найдем, что сказать.

П о с е т и т е л ь. И что тогда вас нужно было не к Госпремии представлять, а снимать и судить...

Е р м а к о в. А вы не накручивайте ее!

П о с е т и т е л ь. И за это вы его закопали в навоз...

Е р м а к о в. Вы мешаете разговаривать с человеком! У нее к нам конкретное дело!

П о с е т и т е л ь. Практически вычеркнули из списка живых...

Е р м а к о в. Мы с ней разговариваем! Это ее дело и ей решать! Ее устраивает!

П о с е т и т е л ь. Скажите им, доктор, что вы созрели...

Е р м а к о в (Скандально). Доктор сам знает! Что, как и кому! Черт возьми! Нашелся тут! Вас наняли!

В е р а (Вскакивая). Не смейте так! Он честный человек! (Загораживает Посетителя собой)

Е р м а к о в. Я только хочу, чтобы – о деле... а он...

В е р а. Его нельзя нанять! Если бы все были такие, как он!

Е р м а к о в. Я же сказал: позвоним. Вы сами просили. А он взвинчивает вас, чтобы спасти свою авантюру!

В е р а. Неправда!

П о с е т и т е л ь. Вера, не стоит тут...

В е р а (Ему). Прости меня...

П о с е т и т е л ь. Вера, успокойся...

В е р а (Подходит к нему). Прости меня, прости. Это слабость. Я больше не буду.

П о с е т и т е л ь. Ну успокойся. Ну хочешь – плюнем и уйдем?

В е р а (Оборачиваясь к Ермакову, твердо). Не нужно мне вашего звонка.

П о с е т и т е л ь. Вера, ты подожди, ты подумай...

В е р а. Нет!

П о с е т и т е л ь. Вера, ты реши. Я не обижусь. Мне ничего не надо.

Пауза.

Ты подожди, ты не спеши. Это серьезно. А что! Это немало. Я только буду рад за вас обоих. Я клянусь. Я ни словом не упрекну.

В е р а (Сквозь слезы). Я подожду тебя там. (Уходит из кабинета)

Е р м а к о в (Сначала несколько растерянно, потом даже с восхищением, изображая аплодисменты). Какая женщина! А! (Резко обрывая спектакль) Какая идиотка! (Идет к столу, поднимает к глазам бутылку с коньяком, делает глоток из горла. Вдруг резко со стуком ставит бутылку на стол) Да он просто игрок! Они заключили на нас пари! Чтоб я провалился, если не так! (Подпрыгивает и бьет ногами в пол, как бы пробуя его прочность)

П о с е т и т е л ь. Вам не понять... Вам не понять, Ермаков... Есть люди, которые не играют ни в какие игры. Ей никогда не предлагали такое. После стольких лет бедной любви, унижений и каждодневных потерь... Такая музыка... Маленький рай в курортной зоне... Ангелы в белых халатах... Вдвоем на юг... Любимая работа... Какое искушение для этой женщины!

Е р м а к о в (Срываясь на крик). Это вы накрутили ее! Это ваша работа! Она хотела только трудоустроить мужа, а вы наобещали ей горы трупов и теперь хотите добиться успеха любой ценой! Это вы тут... Если бы не вы, я бы договорился с ней в два счета.

Пауза.

П о с е т и т е л ь. Я говорил ей. Вы слышали.

Е р м а к о в. Говорил, да не очень! «Мне ничего не надо»... «Я не обижусь»... Что это? Разве не ясно?

П о с е т и т е л ь. Что вам ясно?

К а з м и н (Разглядывая свои ботинки, спокойно). В общем... говорили не очень искренне. Как бы ущемляя профессиональное самолюбие. Это было, было.

П о с е т и т е л ь. Хотите, я скажу вам всю правду? Когда я шел сюда, я был готов к худшему. Мое самолюбие удовлетворено вполне: я заставил вас говорить со мной. Даже торговаться. Можно взять и уйти. Кто упрекнет меня? Я сам? Гранович? Вера? Вы? Ермаков, конечно, заложит два пальца в рот и свистнет в спину. Я его списываю. Он человек мертвый...

Е р м а к о в (Смеясь). Да? Что, совсем? Ну, тогда я пошел.

П о с е т и т е л ь (Не обращая внимания). А вы, профессор... Вы другой. Вот вы, вот я. Вот я уйду. Вы не вызовете машину. Вы отошлете помощника и останетесь тут один.

Е р м а к о в. С меня довольно. (Идет к шкафу)

П о с е т и т е л ь (Не обращая внимания). И не будет у вас никакого равновесия в душе. Будет глухое раздражение собой и горечь во рту. Вы спросите себя: что это было? Кто это был? Это уже за мной? По мою душу? Это был я сам? Еще голодный студентик с чистой совестью? Тогда зачем я выгнал его? Почему я не сказал: подожди, я хочу поговорить с тобой... Может, ты пришел вовремя...

Е р м а к о в (Доставая плащ и шляпу). Я мертвый, но не сумасшедший.

К а з м и н (Растирая виски). Какая-то бродячая инфекция, которая вспыхивает то тут, то там... Я только чувствую, что все ненормально... Ненормально... и температура скачет... Но диагноза поставить не могу. (Пауза) Вам, вам.

П о с е т и т е л ь. Мне?!

К а з м и н. Вам. То вы держитесь как следователь или судья. То – как уличный шантажист. То вдруг братаетесь с моей совестью. Что это? Теперь еще душа моя вам важна...

П о с е т и т е л ь. А если я здоров, профессор? Абсолютно здоров?

Е р м а к о в (Влезая в плащ). Все здоровы, пока их не обследуют...

К а з м и н. Почему именно вы, которого никто не посылал? Что вас разъедает? Да, есть государственные и общественные институты. Я бы еще понял, если бы вы обратились туда. Это бывает, все пишут, все жалуются. Но чтобы кто-то сам, один, с упорством маньяка... И сделать это своей второй профессией...

Е р м а к о в (Устраивая шляпу на голове перед зеркалом). Маклер по совместительству...

Пауза.

П о с е т и т е л ь (Набираясь решимости). Ну ладно. Теперь уже все равно. (Крутит головой) Я вам... скажу... (Решившись) Ой, ну какой еще маклер! Нет у меня другой профессии! Есть одна: реставратор. Вот сижу тут, в фондах музея, и добываю лица. Из-под копоти. Приходит женщина, приносит картинку: посмотрите, сколько лет, сколько стоит. А картинке столько лет, сколько женщине. Ничего не стоит. А она – в слезы. (Показывает на дверь) Вы же видели ее – человек на пределе. Говорю: в чем дело? Вот так жизнь узнается...

Е р м а к о в (Потрясенно). Стоп! Вы говорили: профессионал...

П о с е т и т е л ь. Это вы говорили! Профессионал... Профессионал бы с вами давно нашел общий язык. Уже давно бы коньяк с вами хлебал...

К а з м и н (Раздраженно, размышляя о своем). Допустим... Все равно... Почему именно сам...

П о с е т и т е л ь. А почему не я сам?! Я только и слышу, говорят: зависит от усилий каждого... Каждый должен быть хозяином... Бороться со злом... Я только это и слышу. По радио... В газетах... По телевизору... Может, мне приснилось? А вы? Вы не читали? Не слышали? Вы сами не говорили?

К а з м и н. Вы что, действительно всерьез об этом?

П о с е т и т е л ь. А у вас вызывают улыбку эти слова?

К а з м и н. Да не ловите вы меня за язык! Я вас понять хочу!

П о с е т и т е л ь. Как же вы тут сидите, если сами не верите?

К а з м и н. Ну вы же умный человек... Чтобы воспринимать вот так... впрямую...

П о с е т и т е л ь. А как надо? Вы скажите.

К а з м и н. Ну я не знаю. Ну и что? И все сразу поднимаются и бегут? (Не находит слов)

П о с е т и т е л ь (После паузы). Говорите! Говорите! Вы же ничего не договариваете до конца! Как будто боитесь обнаружить абсурд! Вы до конца пробовали?

Пауза.

П о с е т и т е л ь. Это же все накапливается. Это как беспорядок в холостяцкой квартире. Можно так захламить дом (Показывает на голову), что и не разобрать будет. (Начинает вдруг двигать мебель). Как вы живете, профессор! Этот хаос в душе... Эти наивные вопросы... Вам пятьдесят пять. (Заметно увлекаясь) Вам не страшно?.. Состоялась ли жизнь – вот последний вопрос. Или она была беспорядком? Почему я теперь ничего не боюсь? Потому что знаю, как хочу жить. Как я хочу жить? Я хочу наводить порядок в себе. (К этому времени из двух диванов, кресел, и стульев он образует некий коридор со столом и креслом Казмина и с самим профессором в вершине. Коридор этот расширяется к залу) Вы никогда не задумывались над тем, что выше человека природа уже никогда ничего не создаст… (Умолкает, возвращаясь к реальности. Несколько секунд стоит, смущенный плодами своего труда) Извините... (Раздвигает стулья, берется за диван, намереваясь возвратить на место) Это... где стояло?

К а з м и н. Ничего...

П о с е т и т е л ь. Я сделаю, как было.

К а з м и н. Не надо...

П о с е т и т е л ь. Что это меня... Занесло...

К а з м и н. Странное ощущение... Странное...

П о с е т и т е л ь. Никогда никому не говорил... (Жмет плечами)

К а з м и н. Как будто снег пошел... И давно... А я не заметил...

Е р м а к о в. Я понял! А-а, ну теперь я понял! (Подходит с книгой к Посетителю) Подставные лица! (Пауза) Я все время думаю: в чем дело? Почему никого нет? Записаться записались – и никого! А тут – подставные лица! (Не понимает, почему его открытие не произвело никакого впечатления на профессора) Это его люди! Вы поняли, Андрей Андреевич?

Пауза.

К а з м и н. И что?

Е р м а к о в. Как – что? Вот шесть подставных! Вот смотрите!

Пауза.

К а з м и н (Спокойно). Валерий Иванович, это уже не имеет никакого значения.

Е р м а к о в. Никакого значения?! Как раз в этом все дело! Это же чистый сговор!

К а з м и н. Я сказал: я уже далеко от этого. Закрой свое открытие.

Е р м а к о в. Да вот же я вам показываю... (Сует книгу записей)

К а з м и н. Послушай... Ты оделся – вот и ступай... Ты уже свое дело сделал...

Е р м а к о в. Да вы что, уже совсем?! Вы что, не понимаете?! Это настоящая акция, организованная акция, специально подготовленная, чтобы вас сковырнуть...

К а з м и н. Ермаков!

Е р м а к о в. ... как раз накануне назначения...

К а з м и н (Властно, перебивая). Ты мне мешаешь!

Е р м а к о в. Я – вам! (Он уже заметно пьян)

К а з м и н. Да, мне.

Е р м а к о в (Потрясенно). Я вам мешаю?!

К а з м и н. Да, мешаешь.

Е р м а к о в. Я вас не понимаю, профессор.

К а з м и н. Ты много чего не понимаешь.

Страницы