«Записки сумасшедшего» и «Горе от ума»: проблема генезиса: страница 2 из 7

Опубликовано: 
20 июля 2011

Наконец, соотнесенность гоголевского текста с грибоедовским закреплена подчеркнутым текстуальным сходством наиболее заметных композиционных элементов – начала и концовки: как и в «Горе от ума» (далее – ГУ), действие в ЗС начинается и разворачивается в столичном городе утром, завершается же оно и в том и в другом случае возгласом главного героя, выражающим его страстное желание покинуть место, в котором он в этот момент находится. Сравним вначале концовки. В предпоследней сцене ГУ (Действие IV-е. Явление 14-е) Чацкий восклицает (курсив в цитате – как и везде далее – наш):

 

«Все гонят! все клянут! Мучителей толпа!

<...> Безумным вы меня прославили всем хором,

Вы правы: из огня тот выйдет невредим,

Кто с вами день пробыть успеет,

Подышит воздухом одним

И в нем рассудок уцелеет.

<...> Бегу, не оглянусь, пойду искать по свету,

Где оскорбленному есть чувству уголок! –

Карету мне, карету (Грибоедов, 1967: 172).

 

А теперь вспомним заключительную запись в рукописи сумасшедшего Поприщина: «Боже! что они делают со мною! <...> За что они мучат меня? <...> я не могу вынести всех мук их <...> дайте мне тройку быстрых как вихорь коней! Садись, мой ямщик, звени, мой колокольчик, взвейтеся, кони, и несите меня с этого света (Гоголь, 1952 – III: 194).

Вслед за тем обратимся к началу обоих текстов: в ремарке, предваряющей I-е Действие комедии, указано: «(Утро, чуть день брезжится)» (Грибоедов, 1967: 66). Далее: в 1-ом Явлении I-го Действия София вопрошает «(из своей комнаты)»:

 

«Который час?

Л и з а н ь к а

Седьмой, осьмой, девятый» (Грибоедов, 1967: 67).

 

И далее, мы помним, возникает ситуация, когда Молчалин вынужден объяснять Фамусову свое раннее «появление» в жилой половине дома желанием работать – помогать патрону в разборке служебных бумаг.В начинающей же повесть Гоголя записи от «Октября 3» читаем: «Я встал поутру довольно поздно, и когда Мавра принесла мне вычищенные сапоги, я спросил, который час. Услышавши, что уже давно било десять, я поспешил поскорее одеться. Признаюсь, я бы совсем не пошел в департамент <...>» (Гоголь, 1952 – III: 174).

Более того: сама сюжетная интрига ЗС не в последнюю очередь подсказана или даже заданатекстом грибоедовской комедии, конкретно же – утверждением Загорецкого в Явлении 16-ом III-го Действия (напомним:

 

«З а г о р е ц к и й

Ну?

Г. Д.

С ума сошел!

З а г о р е ц к и й

А, знаю, помню, слышал,

Как мне не знать? Примерный случай вышел;

Его в безумные упрятал дядя плут...

Схватили, в желтый дом, и на цепь посадили» – Грибоедов, 1967: 139).

 

После указания на это обстоятельство – риторический вопрос: надо ли напоминать и сравнивать имена женщин, вокруг которых завязаны любовные коллизии в обоих текстах?

Но, может быть, все перечисленные нами переклички – случайность или результат нашего стремления выдать желаемое за действительное? Отнюдь! В статьях и художественных произведениях Гоголя зафиксирован его постоянный и пристальный интерес к ГУ. Прежде всего, в этой связи напомним, что в гоголевских «Петербургских записках 1836 года» I-я глава этого – посвященного противопоставлению Москвы и Петербурга (что для нас особенно важно в свете вышесказанного) – очерка завершается цитированием строчки из грибоедовской комедии (Д. II-е, Явл. 5-е): «Дистанция огромного размера!..» (Гоголь, 1953 – VI: 109).

Страницы